10Собака – проводник незрячего человека.

 

По истине, данный вид службы является уникальным. Незрячий человек сталкивается со множеством трудностей, главная из которых – это перемещение в городской среде. Для упрощения и безопасности незрячего человека обучают специальной дрессировке собак. Чаще всего на эту службу отбирают лабрадоров, так как это легко обучаемая и неагрессивная порода. Можно много говорить о том какие это замечательны собаки, однако лучше нам об этом расскажет незрячий человек, с которым живет и помогает собака-проводник. Представляем Вам, Агата Божко!

 

Светлана Лозко: Агат, доброго дня! Спасибо большое, что согласились рассказать о своей жизни рядом с собакой-проводником. Расскажите, пожалуйста, сколько времени у Вас живет собака, какой она породы?

Агат Божко: Собака живет уже 5 лет, зовут его Симба, породы лабрадор.

Светлана Лозко: Как Вы  узнали о возможности приобретения собаки-проводника?

Агат Божко: Сначала услышал в обществе Слепых, немного было информации в СМИ: Интернете и несколько сюжетов на телевидении. В то время я больше сидел дома, чрезвычайно редко выходил один на улицу. Я думал, что если у меня будет  собака-проводник, я буду более самостоятельным, более независимым на улице. В 16 лет я написал заявление. Прошел довольно таки трудный путь общения с чиновниками Фонда социального страхования и смог доказать необходимость в такой собаке.  Ждал почти 7 лет, прежде чем мы с Симбой встретились.

Светлана Лозко: Так много? А с чем связано такое долгое ожидание?

Агат Божко: Когда пришло первое приглашение из школы проводников, я сдавал экзамен ЕГЭ, поехать не смог. А вторичное приглашение пришло уже через два года.

Светлана Лозко: Какие переживания у Вас появились, когда в Вашу жизнь вошел Симба?

Агат Божко: Во-первых, при прохождении маршрутов стал себя чувствовать свободнее, то есть можно думать не только о том, что у  тебя под ногами, а и о чем то другом. Плюс с собакой-проводником я развиваю большую скорость движения, чем это было бы, когда я шел бы один с тростью или навигатором. Во-вторых, это другие переживания. Я приехал в школу собак проводников вместе со своим папой. Папа был сопровождающим зрячим, который контролирует процесс обучения, запоминает его и переносит его в последствие на местность проживания. Оба мы очень переживали, пытались представить, что это будет за собака,  как мы друг друга примем. Думали, что в первый день приезда нам сразу покажут собаку, но нет. Сначала тестировали на ориентирование в пространстве с тростью, на тот момент я плохо ориентировался и меня это пугало. Когда все-таки нас познакомили с собакой, она стала жить с нами в номере не сразу, как мы ожидали. Сначала давалось несколько дней на знакомство с животным и общение с ним на маршрутах, чтобы мы друг к другу привыкли. Этот период оказался трудным, так как собака вроде как есть, но она еще не с тобой все время. Перед поездкой за Симбой я прочитал книгу  Михаила Самарского  «Радуга для друга». В ней идет рассказ про мальчика, который в 12 лет потерял зрение и получил собаку-проводника. В книге описывается, что собака сопровождала мальчика днем и ночью. И  я воспринимал эту идеальную картинку отношений с собакой-проводником как реальность. Но это оказалось немного по-другому. Собака-проводник – это живое существо, со своими привычками, своим характером, реакциями. Симба не готов был так плотно жить  со мной, сотрудничать и как описывалось в книге общаться, например говорить «да»- «нет»; голосом –лаем, показывать когда на небе радуга. Домой мы вернулись после двухнедельной адаптации с собакой проводником. Мы сдали экзамен  по прохождению маршрута, доказали что друг другу подходим, и начался новый этап наших отношений. Мы начали изучать новые маршруты: «До магазина», «До остановки», «До сестры». Формировать маршруты нам помогал мой отец.

Светлана Лозко: С Какими трудностями Вы столкнулись?

Агат Божко: Есть одна сложность. Дело в том, что собака-лабрадор ест все что угодно и любит подбирать с земли. Собаке-проводнику намордник не надевают, так как ее пасть рабочая. С помощью ее  пес способен поднимать и подавать упавшую трость, ключи, телефон. Так вот, у моих родителей на участке жили кролики. И мы даже подумать не могли, что собака побежит к ним и наестся кроличьего помета. Животное получило серьезное отравление. Симбе стало плохо поздно вечером, ветеринарные клиники не работали и мы нашли только одну, в которую повезли собаку. Отравление было такое сильное, что собаке пришлось делать 4 дня капельницы. Мои родители отметили, что за эти 4 дня похудел не только Симба, но и я. Очень сильно переживал за него. Сейчас уже стало проще, мы друг друга хорошо знаем. Я знаю особенности его поведения и здоровья, могу его защитить или оградить от опасности.

Еще у нас был очень интересный случай,  Симба только месяц жил рядом со мной. Мы пошли с ним на прогулку, на маршрут. Я забыл дома сотовый телефон. В телефоне кроме связи есть важная функция – навигатор, благодаря которому я могу ориентироваться в пространстве. Собака еще плохо знала маршрут, путалась и по команде «Домой» могла меня завести в любые ворота, которые ей попадались на глаза. Она считала, что любые ворота, это дом.  Мы сошли с ним с дорожки на траву, я растерялся, стал его дергать и просить вывести меня на «Дорогу». Собака, соответственно, тоже стала нервничать и мы около получаса топтались на одном месте, то на право, то на лево. Я был не уверен, куда ведет собака, он не понимал, что я от него хочу. Потом пошел дождь, я совсем раскис, но потом решил взять все в свои руки. Пошел на слух и вышел к трассе. Подошел к остановке, а собака знала маршрут от остановки до дома. Наша, прогулку вместо получаса продлилась около полутора часов и я, если честно, испугался. Но это нормально, во время адаптации собаки такое случается.

Светлана Лозко:  Агат, скажите, пожалуйста, что для Вас собака делает в быту, какую работу для Вас выполняет?

Агат Божко: Основная команда для собаки проводника — «Аппорт», по которой он поднимает белую трость и другие значимые предметы, например тапочки. Собака подает предметы в руки. И команды направления: «Право», «Лево», «Прямо», «Назад», также команда «Обойти». Если собака остановилась перед препятствием, то она должна найти приемлемый для обхода путь, будь то лужа, машина, столб, дерево. Есть еще команда «Поправься». Эта команда подается тогда, когда собака некорректно зафиксировала препятствие, например, слишком близко подошла или вообще наступила на него, если это бордюр, либо не дошла до него. Этим командам собаку научили в школе. Когда животное начинает жить с незрячим человеком, то его обучают командам-маршрутам. Маршруты получают свои названия, как я упоминал выше – «Магазин», «Остановка», «Сестра», «Бабушка» и т.д.

Светлана Лозко: Расскажите, пожалуйста, как происходит запоминание маршрута?9

Агат Божко: Запоминание маршрута происходит так же как и любая другая дрессура, путем прикармливания и похвалы. То есть когда мы разучиваем маршрут мы должны сначала пройти этот маршрут со зрячим полностью. При этом найти значимые объекты-опоры, это могут быть столб, дерево, урна, клумба, к которым мы хотим приучить подходить  собаку-проводника и фиксировать эти объекты. Это необходимо, чтобы мы, незрячие, понимали, что собака-проводник движется по нужному нам маршруту. Затем, незрячий проходит с собакой вдвоем. Дается команда «Магазин, прямо». Доходим до опорного пункта, прикармливаем, хвалим что пес верно дошел до нужного пункта. Затем говорим «Магазин, налево» собака поворачивается налево и идет по прямой до очередного опорного объекта. Здесь мы снова прикармливаем и хвалим собаку. Снова подаем команду «Магазин-право» и собака ведет. Допустим конечный пункт и будет магазин. Мы подводим собаку к самому краю крыльца, например, показываем животному это место, путем упора носа, даем двойное лакомство и хвалим. Третий раз проходим маршрут с собакой, а зрячий идет сзади и поправляет нас если что то идет не так. Если собака идет правильно и не ошибается, то на каждом опорном пункте мы собаку прикармливаем и хвалим.

Светлана Лозко: А сколько маршрутов может запомнить собака?

Агат Божко: Исследователи говорят, что собака способна запоминать до 40 маршрутов, но ни у меня, ни у моих знакомых такого в практике нет. Симба знает много маршрутов, посчитать сейчас и сказать точно не смогу. Но как показывает практика, каждый маршрут нужно повторять. Если ты какой то маршрут не проходишь хотя бы месяц, собака поведет тебя по нему, но не факт что доведет до нужного пункта. Например, у меня был такой опыт. Я не был у родителей около двух месяцев, и когда приехал к ним – нужно было дойти до остановки. Так вот собака-проводник вывела меня на середину трассы. Хорошо, что я сориентировался и сам собаку отвел на обочину. Дело в том, что собак невозможно обучить что дорога – это препятствие, источник опасности, они этого не понимают. Препятствие животные воспринимать могут только по бордюрам. Бордюра нет и опасности нет. Важно с собакой проходить маршруты и напоминать ей их.

Светлана Лозко: Во время прохождения маршрутов, Вы также продолжаете поощрять собаку?

Агат Божко: Это нужно делать, но не всегда лакомство можно взять с собой.  Поэтому можно говорить «Хорошо» и, как учил меня инструктор в школе, поощрять щипком по крупу, говорят собакам это очень нравиться.

Светлана Лозко: Сколько времени Вам понадобилось, чтобы найти общий язык друг с другом?

Агат Божко: Во первых, собаки так обучены, что рады принять любого незрячего в качестве хозяина. Во-вторых, лабрадоры быстро адаптируются к человеку, который оказывает ей знаки внимания: гладит, угощает. Наше знакомство началось с того, что я дал лакомство Симбе, что очень мотивировало собаку к общению. В –третьих, я взял собаку в молодом возрасте, ей было чуть больше года. Это тоже благоприятный фактор, который влияет на быструю адаптацию.  Были конечно и этапы притирки, когда он проявлял свой характер, а я свой. Пытались показать, кто в доме хозяин.

Светлана Лозко: И кто в результате в доме Хозяин?

Агат Божко: Я предполагаю, что все таки собака (смеется). Я придерживаюсь того, что постоянно одергивать собаку, заставлять ее выполнять правила -это жестоко. Симба нашел эту слабость во мне, и активно ею пользуется.

Светлана Лозко: Агат, расскажите, пожалуйста, как на Вас и Симбу реагируют люди на улице, транспорте?

Агат Божко: По-разному реагируют. Некоторые радостно, по-доброму. Говорят, какая умная собака, молодец. Почему то отмечают что у него глаза грустные. Дети обращают внимание и спрашивают, что собака работает в скорой помощи? А есть те, кто агрессивно реагируют. Утверждают и требуют, что собака должна быть в наморднике. Хотя, в Европе, например, собаки-проводники ходят без намордника, это прописано в законодательстве.  Есть те, кто патологически бояться собак и им все равно какая собака, проводник, лабрадор – они все равно кричат, «Убери собаку!». Для незрячего, как Вы понимаете, очень сложно понять, кому эта фраза адресована. Бывают и скандалы. При попытке объяснить, что это за собака и в чем заключается сложность самого незрячего. У людей неграмотность в отношении пород собак, они не понимают, что лабрадор в принципе не агрессивен. А также в отношении самой службы, люди не знают кто такая собака-проводник незрячего человека. Есть трудности в перевозке собаки на общественном транспорте. Одни бояться наступить на хвост, другие в принципе не садятся в транспорт рядом с собакой, а кондуктора требуют оплатить проезд проводника, как за багаж. Ну и конечно трудности с посещением общественных мест. Хотя по закону мы имеем право посещать любые общественные места с собакой-проводником, но это только на бумаге. В торговых центрах, например, охранники видят тебя не на входе, а уже в самом центре. Подходят и спрашивают, разве Вы не видели знак, запрещающий проход с собаками?  На что мы отвечаем, это не собака, а техническое средство реабилитации. Пытаемся привлечь внимание к специальной шлейке. Иногда это срабатывает, иногда нет. Трудно попасть в медицинские учреждения, поликлиники.

Светлана Лозко: Агат, Вы любите свою собаку?8

Агат Божко: Конечно, люблю. Сложно не любить существо, которое тебе помогает, о котором ты заботишься, которое постоянно находится рядом с тобой.

 

Комментарии специалиста, мастер-кинолога Пограничных войск Климова Евгений Евгеньевич:

 

Эта дрессировка предусматривает безотказную работу собаки в любых реальных условиях. Человек в этом случае не может контролировать полностью действия животного. Слабовидящий человек полностью зависит от поведения животного особенно в городских условиях. Остановка перед дорогой, бордюром, лестницей, бельевой веревкой, калиткой, работа по маршруту — вырабатываются до навыка (навык — это условный рефлекс, выработанный до автоматизма). Так же обращается внимание на индифферентную реакцию на внешние отвлекающие раздражители. К ним относятся: другие животные, транспорт, люди, неблагоприятные погодные условия. В этом случае условными раздражителями (командами) для собаки являются сам вид препятствия: пешеходный переход, лестница, лужа, камень, ограждения при строительных работах, бельевая веревка и т д. Четкая остановка перед любыми препятствиями гарантирует безопасность человека. Работа по маршрутам (команда «аптека», «домой», «больница», «работа») облегчает повседневную жизнь.

  Дрессировщики готовящие собак этой службы обладают высоким профессионализмом, огромным терпением, беззаветной преданностью своему делу, выносливостью и ответственностью за выполняемую работу. Жаль что таких центров по подготовке проводников слепых очень мало, у нас в России таких только два.

        Еще меньше центров по подготовке дрессировщиков. Ведь эта уникальная Советская методика пришла из военного собаководства. Например, собака службы «помощь разведчику» обозначает установленные «растяжки» по трем критериям: 10 см, 1 м, 1м 50 см, что соответствует для собаки поводыря: бельевым веревкам , проводам, лентам ограждений появляющимся на пути. Так же собаки «службы связи» могут запоминать несколько необходимых маршрутов движения, принося донесения в определенное место ( «штаб», «рота  связи», «танковая рота»), что соответствует работе по маршрутам у собак проводников слепых. А остановка минно-розыскной собаки перед обнаруженной миной (на расстоянии полтора два метра)   до прихода проводника, соответствует остановке наших собак на пешеходном переходе, лестнице или другом препятствии. Причем изменение статичного положения происходит после дополнительной команды проводника. Успешная работа пограничных собак на пунктах пропуска (порт, железнодорожная станция и т д), где много отвлекающих раздражителей очень похожа на работу собаки проводника в городе.

             

Лозко Светлана Валерьевна, руководитель общественной организации по защите прав животных, заводчиков и владельцев собак «Молли»

Собака проводник незрячего человека. Интервью с Агатом Божко о его собаке.

You May Also Like