6Собака на защите границы   

Интервью подготовила: Лозко Светлана Валерьевна, руководитель общественной организации по защите прав животных владельцев и заводчиков собак «Молли»

На вопросы отвечал Климов Евгений Евгеньевич, мастер-кинолог службы собак пограничных войск, автор книг и методик по дрессировке собак, защитник прав животных.

Светлана Лозко: Евгений Евгеньевич, доброго дня. Очень интересно узнать у Вас о собаках, которые служат на границе. Как правильно называется служба, к которой они относятся?

Евгений  Евгеньевич: В пограничных войсках СССР  это называлось — служба собак. В ней были вожатые служебных собак (кинологи), инструктора и старшие инструктора службы собак. Я старший инструктор служебного собаководства в отставке, квалификация – мастер.

 Собаки в пограничных войсках были  розыскные, сторожевые, караульные и специальные (по взрывчатым веществам и по наркотическим веществам). За вожатыми закрепляются сторожевые и караульные собаки, а за инструкторами розыскные и специальные. Старший инструктор планирует работу инструкторов и вожатых и контролирует подготовленность служебных собак. Наиболее подготовленными являются розыскные собаки, они могут работать следы большой протяженности и давности.

Светлана Лозко: Что такое давность следа?

Евгений Евгеньевич: Это временной промежуток от прохождения человека до постановки собаки на след для его розыска.    Подготовленная собака может уверенно работать след давностью до 24 – 36 часов  

Сторожевые собаки работают меньшую давность  – до 2 часов. Но в отличие от розыскных больше внимания уделяется сторожевой службе на месте и в движении. Если розыскные собаки применяются в пограничных нарядах: «поисковая группа», «тревожная группа» и «дозор», то сторожевые в нарядах: «часовой границы» и «секрет».

Светлана Лозко: Что такое «секрет»?

Евгений Евгеньевич: На направлении вероятного движения нарушителя границы скрытно располагается пограничный наряд со служебной собакой. Его задача – не допустить безнаказанного нарушения государственной границы, задержание диверсионно-разведовательных групп и пресечение каналов контрабанды. Секреты могут быть постоянными и временными в зависимости от полученной разведовательной или оперативной информации.

 «Секретами» могут охраняться объекты особой важности и контрольно-пропускные пункты. На контрольно-пропускных пунктах в пограничных нарядах «досмотровая группа» используются собаки по поиску взрывчатых веществ и наркотиков. Эти собаки отличаются от розыскных, так как работают в большом количестве людей и транспортных средств. Отбираются не злобные собаки и дрессировка совсем другая.

Светлана Лозко: Что делает собака в  досмотровой группе?

Евгений Евгеньевич: Подготовка собак в досмотровую группу проводится совсем по другой методике, чем  розыскные собаки. Узкая специализация: поиск человека в транспортном средстве, поиск наркотиков, поиск оружия и взрывчатых веществ. Совмещение этих специальностей не возможно.

Светлана Лозко: Расскажите, какие собаки используются на границе и как их отбирают?

Евгений Евгеньевич: В пограничных войсках применяются в основном немецкие, восточноевропейские, бельгийские овчарки. Раньше мы покупали собак через клубы ДОСААФ. Выбирались подрощенные, в меру злобные собаки с хорошей нервной системой.  В моей практике было много собак различных пород. Прекрасно работали сенбернары, эрдельтерьеры, ротвейлеры и даже колли.

 3 Я вспоминаю колли по кличке «Люкс», который все следа отрабатывал на «отлично», участвовал в реальных задержаниях нарушителей границы. За недоверие к посторонним, крепкую хватку был прозван солдатами «пассатижи». С личным составом Заставы был спокойным уравновешенным, а при задержании нарушителя превращался в молниеносное и безотказное оружие. Быстрые атаки (два удара в секунду),  против двух — трех противников, принуждали к прекращению сопротивления еще до подхода основной части «поисковой группы». К этой собаке нужен был особый подход. Деликатный, с уважением личности партнера. Свой участок границы он знал лучше, чем молодые вожатые и добросовестно зарабатывал для своих проводников грамоты и медали.

     Еще был сенбернар прекрасно выращенный студентами в Калинине (он съел весь их семейный бюджет и, достигнув возраста один год, перестал помещаться в малосемейке пришлось продать его мне на границу).  Когда эти 106 кг выходили на линию границы с Норвегией офицеры НАТО выбегали из укрытий с биноклями и фотоаппаратами, чтобы запечатлеть это «чудо» (и были зафиксированы нашей разведкой). Так что сенбернар «Герцог» был участником спец операции. Природная сила и особенности этой древней породы позволяли ему успешно выполнять свои служебные обязанности в глубоких снегах Заполярья. Даже восточноевропейской овчарке было трудно работать по глубокому снегу , а «Герцог» умудрялся как бы «плыть» по сугробам оставляя за собой широкую проторенную тропу. Молодой солдатик через год работы с такой собакой превращался настоящего сибирского богатыря с хорошим мужским басом. «Герцог» был на особом положении и проходил тренировку на задержание один раз в год, в моем присутствии, так как не каждый соглашался бороться с этой тяжелой серьезной собакой. Уточняю – для породы сенбернар такое поведение не характерно, но для пограничных войск такие собаки и нужны.    

    Но все-таки большинство пограничных собак принадлежали породе восточноевропейская овчарка. Расскажу об одной.  Кличка «Ларс». Конец 70-ых  годов. Нарушитель государственной границы с территории Финляндии проник через линию инженерно-технических сооружений и думал, что путь в глубь государства ему открыт. Сделал привал, но внезапно, из кустов выскочил пограничный пес, от неожиданности нарушитель оцепенел, забыв и о своем оружии бесшумного боя и о том, что он сдавал экзамен по уничтожению служебных собак. «Ларс» вовремя обнаружил след в сложнейших погодных условиях (снежный заряд в начале июня), привел пограничников к нарушителю и помог его задержать. В музее Пограничных войск в Москве этому случаю посвящен большой стенд, на котором выставлены, и оружие ,и экипировка этого агента ЦРУ. «Ларс» еще долго служил на границе и умер у меня на руках после сложной хирургической операции. Таких собак не забывают.

 Немецкая овчарка (эльзасская собака)  тоже успешно применяется на границе. «Парис», приобретенный в Выборге (хозяева не смогли с ним справиться), был подготовлен мной для поиска нарушителей границы в грузах следующих в Финляндию по железной дороге. Когда в девяностые годы граница переживала трудные времена, он работал один, выполняя службу пяти собак. И даже при такой пятикратной нагрузке не допустил нарушения границы. Умер «Парис» на службе переходя от вагона к вагону, в возрасте 13 лет (обычно собаки служат до 8 лет) В благодарность был похоронен на границе. На его могиле стоит обелиск, как и положено настоящему солдату. 

 Ротвейлеры тоже хорошая порода, но может применяться только контрактниками, так как трудно передается от дрессировщика к дрессировщику (собака одного хозяина).

Светлана Лозко: А черный терьер, насколько я знаю, их выводили для охраны границы?

Евгений Евгеньевич: Нет . Порода выводилась для других целей, на границе не использовалась по той же причине, что и ротвейлеры. К тому же черного терьера нужно стричь, кто это будет делать?

 Светлана Лозко: До какого возраста берут собак для службы?

Евгений Евгеньевич: До двух лет. Нервные процессы у собак сформировываются примерно к двум годам, поэтому дрессировка в служебных целях в более старшем возрасте  не эффективна, с молодыми животными работать проще.  Обычно дрессировать собаку начинают все таки с шести месяцев (после смены зубов). А воспитание (отношение животного к окружающей среде) щенка начинают с месяца.

Светлана Лозко: В чем особенность дрессировки пограничной собаки?5

Евгений Евгеньевич:   В отличие от других методов дрессировки (спортивная, служебная в гражданских клубах) военная дрессировка предполагает 100% выработку навыка. Навык —  это условный рефлекс, выработанный до автоматизма. Подчинение собаки дрессировщику в любых сложных условиях позволяет выполнять боевую задачу. Никаких ссылок на плохую погоду, усталость животного, низкую или высокую температуру окружающей среды не принимаются. Поэтому пограничные собаки должны работать в любую погоду, на любой местности (даже не знакомой), ночью и днем, при наличии различных отвлекающих раздражителей (выстрелы, взрывы, осветительные ракеты, транспорт, другие животные, работа в составе «тревожной группы»). Подбираются злобные выносливые собаки с хорошими нервными процессами. Выносливая собака может уверенно работать след протяженностью до 50 – 70 км. Поэтому нужна качественная, последовательная дрессировка такой собаки. Но и после сдачи государственных экзаменов работа с этой собакой продолжается. Тренировки (не путать с дрессировкой) проводятся с четкой периодичностью и по утвержденному плану. На них повторяются ранее выполненные приемы с введением усложнений. Постоянная тренировка на различной местности и в различных видах пограничных нарядов приводит к безотказности в работе. А специалист с каждым разом убеждается в работоспособности своей собаки, он внимательно наблюдает за поведением животного в различных условиях , изучает ее индивидуальные особенности.

 В начале службы мне пришлось работать учебный след. Следы на контрольноследовой полосе (КСП) указывали, что нарушитель двигался в наш тыл. Собака тянула совсем в другую сторону (в сторону границы). Я настоял на работе по направлению видимого следа. Собака работала след, но без энтузиазма, оборачиваясь и с укоризной поглядывая на меня. Пройдя какое-то расстояние, я обнаружил на песчаной отмели, что иду по обратному следу. Пришлось развернуться и выйти к исходной точке на КСП. Собака преобразилась, работала в быстром темпе и через несколько километров задержала учебного нарушителя. Оказывается, по указанию командования он на КСП оставил ухищренный след, пройдя спиной вперед. С тех пор я всегда больше верю носу собаки, чем своим глазам. 

Светлана Лозко: Не всем нравятся собаки, как же можно привить любовь?

Евгений Евгеньевич: Привить любовь нельзя, ее можно развить. Дрессировщик не видит себя в другой профессии, только в этой. Поэтому я выбирал на учебных пунктах молодых солдат желающих работать с собаками. Проводил занятия по истории пограничного собаководства, рассказывал о героях пограничниках. Внушал, что пограничник с собакой – это не дань традиции, а необходимость, что их дело самое нужное и интересное. Служба собак это элита пограничных войск, поэтому надо быть готовому к большим физическим и моральным нагрузкам. Заставить дрессировать собаку невозможно – все  добровольцы. И все равно по мере обучения часть отсеивается и идут на другие специальности. Остаются самые терпеливые, выносливые, влюбившиеся в свою работу ребята.  Без любви и  самоотверженности невозможно работать с собакой. Отношения пограничника и его четвероногого друга формируются в постоянных  тренировках,  выходе на службу в любую погоду, в ежедневном уходе за собакой. Поиск по следу и задержание учебных нарушителей воспринимается собакой как реальную борьбу с настоящим врагом. Важно добиться, чтобы вожатый с собакой действовали совместно, единым целым. Для выполнения поставленной задачи необходимо полное взаимопонимание человека с собакой, так как в реальной ситуации от этого зависит жизнь обоих. Как правило, при преследовании нарушителя инструктор с собакой оставляют далеко позади состав «тревожной группы», и надеется только на себя и собаку. Сколько нарушителей впереди и с каким они оружием можно только предполагать, поэтому работа собаки при задержании должна быть эффективной. У врага даже мысли не должно возникнуть о сопротивлении. Пока опомнится, «тревожная группа» подоспеет. Подготовленный пограничник со служебной собакой в армии называется – боевая пара. 

Светлана Лозко: Как решается вопрос с боевой парой, когда один человек отслужил, вернулся на «гражданку», а к его собаке в боевую пару ставят новобранца?

Евгений Евгеньевич:   Задача Старшего инструктора, сделать так, чтобы человек нашел контакт с собакой. Старший Инструктор должен знать особенности каждой собаки и ее будущего вожатого,  уметь рассказать о них и проконтролировать, чтобы у человека с этой собакой сложились правильные взаимоотношения. Есть разные виды высшей нервной деятельности: холерик, сангвиник, флегматик, меланхолик. Люди и собаки примерно подразделяются на эти категории, поэтому специалист должен определить к какому виду высшей нервной деятельности относится человек, а к какой собака, и подобрать сначала ориентируясь на этот критерий пару. Так как у Старшего инструктора в ответственности больше 100 собак,  помнить про особенности каждого животного помогает Журнал тренировок, который отражает как проводилось обучение, какие были трудности и как они преодолевались, и т.д. Обычно собаки передавались достаточно просто, хотя были и исключения.

 Все собаки разные. У каждой своя «изюминка». Сложнее было, когда не передавалась собака с «гражданки».

Расскажу про такую. Обычно собаки, привезенные с «гражданки» начинают есть дня через 3. У них стресс, они адаптируются. Приезжаю из командировки на питомник, а мне докладывают, что один пес, восточно-европейская овчарка, ничего не ест, даже от мяса отказывается и к себе никого не подпускает. Все привезенные вместе с ним собаки уже освоились, дают убирать вольеры, едят. А этот в будку залезает и оттуда только зубы стучат. Псу было года полтора, по видимому контакт с прежним хозяином  был хороший, но его отдали в погранвойска. А что нам делать? Он не ест неделю, жалко, одни кожа да кости. Списывать его? А зачем я его покупал? Пес очень хороший, крупный, красивый.  Говорю, давайте его вытаскивать из будки. Ребята одели дресс-костюмы, вытащили пса, я пристегнул его на «жесткий» поводок – это такая палка с петлей. Я его  веду на дрессировочную площадку, подчиненные разбежались.  Мы идем и друг от друга, «шарахаемся». Я то дресс – костюм не одевал, был уже старшим инструктором, не солидно. Не известно, кто больше кого боится. Я ему и лакомство, и так и эдак к нему – рычит, глаза страшные, не дотронуться. Поднял с земли ветку , бросил.  А он за ней побежал! Принес и отдал в руку, лакомство взял! Бросок , еще… Дал себя погладить, хвостом завилял, в глаза заглядывает. На питомник мы с ним возвращались как друзья. Он у меня поел. А мне-то надо передать его другому человеку, с которым они будут работать. Но это уже легче, подход  к нему я нашел. Приходили втроем на площадку — вожатый, который будет работать с этой собакой в паре, сначала бросал апортировочный предмет, играл, а потом они сдружились и даже задержали нарушителя границы. Из таких мелочей и состоит профессиональная работа дрессировщика.

Светлана Лозко: Поясните, пожалуйста, чем отличается Инструктор от Вожатого?

Евгений Евгеньевич: У вожатого одна собака -сторожевая и один участок работы. Инструктор службы собак отвечает за 5-10 вожатых, это командир отделения – сержант. У вожатого, как правило, собака хорошо знает местность, она прослужила уже несколько лет на заставе. У инструктора собака розыскная, может работать в любых условиях, на любой местности. За работу всех собак на заставе отвечает инструктор. За работу всех собак в пограничном отряде отвечает старший инструктор. У меня в подчинении было до 150 инструкторов и вожатых с собаками.

Светлана Лозко:  Любую собаку можно научить или все таки есть какие то критерии непригодности, выбраковки собак для службы?

Евгений Евгеньевич: Русская, советская школа дрессировки отличается от других школ дрессировки добрым отношением к животному и в то же время обеспечивает безотказность в работе. В зависимости от типа нервной системы из одного помета можно выбрать собак для следовой работы, караульной службы, проводников слепых и других служб. Просто надо выбрать те характерные особенности животного которые соответствуют той или иной «профессии». Исключаются только явно слабые и трусливые животные. Например не злобных собак но с хорошей аппортировочной реакцией можно использовать в поисково-спасательной службе, а их однопометников с ярко выраженной активно-оборонительной реакцией (злобные) используем в пограничных войсках и в полиции. В том же помете могут оказаться спокойные но не активные собаки которые могут использоваться как проводники слепых. Для определения будущей профессии молодого животного проводится тестирование. Такая методика позволяет приблизить уровень выбраковки к нулю. Раскрыть природные способности любой собаки. максимально использовать и направлять все лучшее в ней на службу человеку, сделать все это, сохранив любовь и доверие животного и как правило за максимально короткий промежуток времени  — основа нашей школы. Подготовка собак во время Великой Отечественной Войны это доказывает.

   За время моей службы собак списывали или по здоровью или по предельному возрасту 8 лет.

4Светлана Лозко: Я слышала, что служебных собак не стерилизуют и не кастрируют? Это верно?

Евгений Евгеньевич: Ни в одной стране мира не стерилизуют служебных собак. Если собака работает и в хорошей физической форме, ей вязки уже не нужны. Те кто говорят, что у собак портится здоровье, что нужно хоть один раз повязать – это ерунда. Оставляют потомство только выдающиеся рабочие собаки. У меня на питомнике как племенные использовались только две из 150, хотя родословные имели все собаки. За допущение внеплановой вязки инструктор получал взыскание. План вязок утверждался на самом высоком уровне, только для собак с идеальным экстерьером и прекрасными рабочими качествами. Стерилизованные животные не способны к профессиональной дрессировке. Пусть они живут у добрых хороших людей на «гражданке» как домашний любимец.

Светлана Лозко: Как Вы считаете, по какой причине собаки до сих пор не заменимы на границе, в нашу эру техники и роботов?

Евгений Евгеньевич: У нас около 60 тысяч километров сухопутной границы, посчитайте сколько нужно поставить камер на каждые 100 метров? А представьте где-нибудь в Сибири в тайге беспилотник, который будет летать и вести наблюдение?  На наших русских просторах без собак нельзя.

Светлана Лозко: Евгений, Евгеньевич, спасибо Вам большое за подробный и очень интересный рассказ.

 

«Служу на границе»

You May Also Like